Беспроводный интернет Yota. Ни йоту назад!

История компании «Скартел» — полезное пособие для инвесторов и менеджеров технологических стартапов.

 

 

Совсем скоро, в мае 2011-го, компании «Скартел» исполнится четыре года. Главная задача этого игрока телекоммуникационного рынка России, вызывавшего по крайней мере в начале своего пути искренние симпатии у пользователей и экспертов, — построение сети скоростного беспроводного доступа в Интернет. Начав свою активную деятельность в 2009 году с коммерческого старта собственной сети мобильного WiMAX в Москве и Санкт-Петербурге, оператор за прошедшее время не менял команду топ-менеджеров. А вот коррекция стратегии происходила минимум дважды. С чего бы?
Сегодня судьба этого инновационного стартапа не вызывает уже существенных опасений: «Скартел» примеривает на себя роль одного из ведущих строителей национальной сети беспроводного доступа четвертого поколения. Самое время подвести промежуточные итоги.

Штрихи к портрету

Если верить данным базы «СПАРК-Интерфакс», то 100% ООО «Скартел» принадлежит кипрским компаниям, за которыми просматривается громада Ростехнологий и фонд Telconet Capital Limited Partnership. Зачем столь сложная конструкция? Возможно, это не более чем дань традиции. Известно: ничто так не успокаивает настоящих, а не номинальных собственников, как осознание факта, что реальный контроль над бизнесом можно осуществлять подальше от любопытных глаз, вне юрисдикции РФ.

Дебют «Скартела» состоялся очень по-российски: необходимые частоты для строительства сети компания получила не на конкурсе, а попросту купив необходимое количество «бумажных» операторов, единственным активом которых являлись лицензии и частотные присвоения в диапазоне 2,5-2,7 ГГц, подходящем для построения WiMAX-сетей. Причем обошлась эта операция, насколько можно судить, не слишком дорого. То ли владельцы приобретаемых фирм оказались альтруистами, то ли убеждали их со знанием дела. Впрочем, и операторы «большой тройки» в свое время также прибегали к весьма занятным финтам для получения частот.

В сети передачи данных были инвестированы действительно значительные средства. Услуги мобильного WiMAX под маркой Yota предоставляются в Москве, Санкт-Петербурге, Уфе, Сочи и Краснодаре. А в Казани, Новосибирске, Самаре и Перми (а также в «еще одном городе», который на момент отправки номера в печать компания не называла) развернуты проекты на базе стандарта LTE (передовая технология связи четвертого поколения, обеспечивающая высокую скорость передачи данных).

На вопросы о том, каким образом оператору удается космическими темпами проскакивать многочисленные и многотрудные процедуры согласований, гендиректор «Скартела» Денис Свердлов отвечает: да, наверное, это выглядит очень странно, но так получилось. В принципе — неудивительно. Известно, что, обладая мощным административным ресурсом, многие проблемы (которые даже куда более крупными компаниями решаются со скрипом) можно преодолеть в мгновение ока. Разве что в данном случае речь, кажется, идет вовсе не о заслугах менеджмента. Просто повезло с собственниками. А точнее, с основным акционером — Сергеем Чемезовым, настоящим политическим тяжеловесом. Достаточно пролистать его биографию. В 1996 году — начальник отдела внешних экономических связей Управления делами Президента РФ. Через 8 лет — уже генеральный директор «Рособоронэкспорта». С 2007 года — руководитель мощной госкорпорации «Ростехнологии». А еще Чемезов, как известно, находится в отличных дружеских отношениях с председателем правительства Путиным. Важный штрих к портрету.

«Скартел» трудно назвать открытой компанией. По крайней мере — открытой для общения. Да, этот игрок действует на свободном рынке и до сих пор в минимальной степени зависел от государственных контрактов (в общем объеме обслуживаемых клиентов на «кор-поратив» приходится не более 3%, так что органы власти в этой статистике просто теряются). Не участвует оператор и в громких тендерах (может быть, и правильно: федеральные операторы «большой тройки» «Скартел» пока легко обходят). Что же касается отношений с общественностью и взаимодействия со СМИ, то этот вектор активности компании строится по принципу «Нам все равно».

Показательно: вот уже более года в «Скартеле» нет PR-директора, который осуществлял бы взаимодействие с прессой. Изучив несколько
десятков кандидатов, руководство компании, видимо, пришло к выводу, что в России такой специалист пока не нужен. В итоге общение со СМИ ограничивается протокольной рассылкой пресс-релизов и периодическими мероприятиями, в ходе которых пул профильных журналистов получает возможность пообщаться с менеджментом компании. Заметим: в ходе таких встреч руководство «Скартела» высказывается по делу и даже весьма откровенно. Вот только случается это крайне редко.

С активностью в социальных медиа дела также обстоят ни шатко ни валко. В корпоративном ЖЖ-дневнике, где еще в начале 2010 года откровенно обсуждались все детали развития компании, давно не появляется новостей. Корпоративный блог, несмотря на интересную идею и практически полную готовность, так и не стартовал. Новомодную традицию «завести свой Twitter» в компании решили было поддержать, но вскоре бросили и эту затею. Поработав в течение пары месяцев в роли «официальных блоге-ров», гендиректор Денис Свердлов и исполнительный директор Yota в России Игорь Торгов отказались от продолжения эксперимента — общение с пользователями и аналитиками в Сети угасло.

Трудно считать значимыми и достижения на международной арене. По всем признакам выходило, что бренд Yota должен стать транснациональным. Но вскоре стало ясно, что домашний рынок надолго останется основной территорией, на которой компания способна добиться значимых успехов (к концу 2010 года оператор обслуживал чуть больше 750 тысяч абонентов).

Штаб-квартира в Лондоне как подтверждение глобальных амбиций? Истинным подтверждением стали бы действительно масштабные проекты за пределами России. Но пока ласкающие ухо любого патриота сообщения о выходе Yota на рынки Никарагуа или Перу, если разобраться, — не самые успешные и полностью дотационные акции. По крайней мере о значимых успехах речи до сих пор не идет. Да и все, что достигнуто на зарубежных рынках, — скорее заслуга Ростехнологий. Корпорации, обладающей «представительствами в очень многих странах» мира, сотрудники которой обеспечивают «подготовительный период» в разных странах для «Скартела» (как подтверждает сам Денис Свердлов). Поэтому, думается, неоднократные высказывания топ-менеджера о том, что возглавляемая им «серьезная компания с деньгами и опытом реализации масштабных проектов» получает беспрецедентную поддержку правительств других государств исключительно в силу своих компетенций и инвестиционных возможностей, все-таки не следует воспринимать буквально.

Что в сухом остатке? Несколько зарубежных городов охвачено беспроводными сетями за пару лет работы. Это и приятно, и, наверное, патриотично. Но операторы «большой тройки» уже без особого пафоса творят чудеса покруче — причем на регулярной основе.

В целом маркетингового шума вокруг «Скартела» достаточно — и с точки зрения продвижения торговой марки это совершенно правильно. Но и здесь налицо некоторая размытость фокуса. Помимо профильной деятельности по развитию собственно беспроводных сетей, компания финансирует (причем на заемные средства) проведение всякого рода фестивалей (наподобие Yota.Space) и даже планировала приобрести права на использование своего бренда в наименовании российского этапа Гран-при «Формулы-1». Во всяком случае, именно об этом в октябре прошлого года во время встречи Владимира Путина с представителями российского бизнеса, готовыми выступить в роли партнеров состязаний ревущих болидов, заявил Сергей Чемезов. «Наша компания «Скартел», работающая под брендом Yota, готова приобрести название гонки, — сказал он. — «Скартел» хотел бы, чтобы она называлась «Yota Гран-при». Но эпохального события не случилось. Видимо, в стране пока не нашлось трассы, способной принять гонки. Но остановит ли это маркетологов Yota?

Концепты телефонов для сетей 4G представители «Скартела» демонстрировали российскому президенту, весьма симпатизирующему новым технологиям. И это тоже правильно. Пропаганда хайтека в стране просто необходима. Вот только представителей компании почему-то постоянно тянет говорить, что это «российская разработка». Учитывая, что каждое мероприятие с участием первого лица государства подробно освещают федеральные телеканалы, подобные сюжеты оказываются весьма приятными для массовой аудитории («Вот и у нас делают что-то технологичное!»). Жаль только, что в России пока нет ни собственных чипов, ни модулей памяти, ни микросхем отечественной сборки, используемых при производстве пользовательских устройств. Так что «отечественная разработка» на практике сводится к выбору «начинки» по каталогам OEM-производителей из Юго-Восточной Азии и, возможно, промышленному дизайну самого корпуса да «доводке» связки аппаратных компонентов с операционной системой.

Все эти неудобные мелочи никого бы не смущали, появись подобные устройства на прилавках. Но пока ни одного смартфона действительно российской разработки на рынке не видно. Есть только красивые картинки на телеэкранах.

Кстати, Сергей Чемезов однажды заявил, что «спустя некоторое время производство мобильных телефонов полностью переведут из Тайваня в Россию». По сути — разумно. Но как это будет реализовано на практике? В виде сборки из готовых «машинокомплектов» на мини-заводике в Сколкове?

Все это далеко не «технические» вопросы. Ведь ожидается, что «Скартел» действительно сможет способствовать развитию отечественного производства телекоммуникационного оборудования. Причем прежде всего в сегменте операторского «железа». А это уже не шутки. Здесь проколов быть не должно.

По имеющимся данным, Рос-технологии рассматривают возможность организации в России совместного предприятия по выпуску сетевой инфраструктуры для сетей связи четвертого поколения. Судя по всему, речь будет идти о совместном производстве при участии одного из лидеров рынка телекоммуникационного оборудования. Возможно, технологическим партнером выступит Alcatel-Lucent, Ericsson, Huawei, Nokia Siemens Networks или Samsung. Заметим, у Ростехнологий есть все шансы не только договориться о создании СП, но и обеспечить сбыт продукции. По самым оптимистичным прогнозам аналитиков, лишь на фрагментарное покрытие страны LTE-сетями в населенных пунктах потребуется никак не менее 20 тысяч базовых станций. Если каждая стоит хотя бы 50 тысяч долларов (еще столько же добавляют «обвязка», разрешительные документы, монтаж, опорные конструкции и т. п.), мы легко получаем рынок емкостью в 1 млрд долларов. И в этом смысле нет резонов обсуждать, будет ли выпускаемое в нашей стране оборудование «лучше» или «хуже» зарубежного. Оно будет — таким же. Просто произведенным по тем правилам, которые установлены в России. Для страны, реализующей крупный нац-проект по развертыванию сетей 4G, это вполне оправданный подход.

Где деньги?

Благодаря всей этой активности «Скартел» поглощал деньги темпами, которым можно только позавидовать. Так, на конец 2010 года, судя по официальной информации, долгов у компании накопилось на 376,9 миллиона долларов. (Справедливости ради отметим: все «сотовики» поначалу также имели весьма значительный портфель «закопанных в землю» инвестиций. Правда, в основном это были деньги акционеров компаний-операторов, тогда как «Скартел» занимает денежные средства вроде бы на свободном рынке.)

Стратегия оператора вполне разумна для технологичных проектов, но оставляет мало возможностей для маневра. Ведь любая неудача сразу же вызывает многочисленные вопросы «У вас все хорошо?» или «Что будет дальше?», ответы на которые весьма интересуют инвестиционных банкиров. И похоже, что менеджмент компании подобный прессинг очень нервирует.

Для построения скоростных сетей мобильной беспроводной связи действительно требуются масштабные инвестиции. Вдобавок, как следует из неоднократных уверений руководства компании, кроме базовых станций WiMAX и LTE «Скартел» создает еще и собственную базовую сеть фиксированных линий связи для «прокачки» трафика, строит центры обработки данных и подводит оптоволокно к каждой базовой станции по принципу «никаких радиорелейных станций в канале». С точки зрения развития современных скоростных сетей мобильной беспроводной связи это самый правильный путь развития. Ведь объем трафика растет взрывными темпами. Между тем многие тысячи базовых станций у операторов «большой тройки» все еще используют радиоканал — далеко не самый быстрый способ передачи данных. Особенно за пределами крупных городов.

В части строительства хороших сетей «Скартел» — действительно передовик. Правда, денег потребовалось бы куда меньше, если бы старт проекта состоялся чуть раньше. В профессиональных кругах бытует мнение, что, начни Yota по-настоящему работать году этак в 2006-2007-м — все было бы много лучше. Сети 3G крупнейшие операторы сотовой связи тогда еще не развернули, да и жизненный цикл технологии мобильного WiMAX выглядел в тот момент куда более прогнозируемым и долгосрочным. В итоге построить и быстро окупить сети мобильного беспроводного доступа хотя бы в крупных городах России можно было бы без особых хлопот. И вот уже затем оставалось бы лишь плавно мигрировать к стандарту LTE, вместе со всеми остальными операторами.

— Был бы «Скартел» таким же нишевым оператором, как «Скай Линк», что в этом плохого? — говорил автору чиновник профильного министерства. — ARPU1, превышающий 50 долларов в месяц, еще никому не мешал. На фоне 10-15 долларов у операторов «большой тройки» разница была бы очевидна. Сейчас тот же «Скай Линк» становится частью объединенного «Ростелекома». А ведь примерно такая же судьба вполне могла бы ожидать и «Скартел».

Но не случилось, поскольку только в конце 2006 года, как гласит корпоративная легенда, Денис Свердлов с коллегами пришел к Сергею Чемезову с идеей создания оператора связи, использующего стандарт WiMax. Ростехнологии помогли «Скартелу» с получением частот, а в конце 2008 года госкорпорация приобрела блокпакет компании. Но на это потребовалось время. Вот почему не только тактику, но и стратегию пришлось менять уже на ходу. Теми же обстоятельствами объясняется и миграция от технологий мобильного WiMAX к LTE, предпринятая «Скартелом» в начале 2010 года.

Стоит ли объяснять, что смена технологической платформы — процесс весьма болезненный? Компании, потратившей массу денег и энергии на то, чтобы растолковать всем вокруг преимущества WiMAX, пришлось давать обратный ход, объясняя абонентам и всему рынку, что на WiMAX свет клином, в общем-то, не сошелся. И что главное для высокотехнологичной компании — делать ставку на новейшие разработки в отрасли связи, а не держаться всеми силами за решения, взятые на вооружение в самом начале.

Правда, Роскомнадзор в эту аргументацию почему-то не поверил, запретив компании использовать имеющиеся частоты (выданные пусть и для мобильного, но все-таки WiMAX) для строительства сетей LTE. Не помогла даже поддержка руководства Республики Татарстан, где должна была заработать первая в России LTE-сеть. Такая сеть в Казани действительно была построена (на что потребовалось два месяца и 20 миллионов долларов) и даже с успехом продемонстрирована 30 августа 2010 года в ходе празднования Дня Республики. Скорость канала зашкаливала, а видео с подвижных объектов передавалось в Сеть даже в HD-качестве. Казалось бы, успех? Во всяком случае заголовки «Сеть 4G запущена в России» попали на первые полосы СМИ. Но после демонстрации, чтобы не злить регулирующие федеральные органы, сеть пришлось… выключить. Причем самостоятельно, а не по «приказу сверху», как утверждали некоторые блогеры.

В целом оператор действует лихо, порой на грани фола. И это вызывает искреннюю человеческую симпатию. Пользуясь формулировкой Виктора Суворова в «Аквариуме», можно сказать, что он «творчески и гибко использовал устав, отметая устаревшие и отжившие правила». Но не пора ли появиться осязаемым результатам этой гибкости? Новое LTE-«железо», на которое затрачены десятки миллионов долларов, пока остается мертвым грузом: услуги в новом стандарте оператор предоставлять не может. А операционные издержки уже довольно высоки.

Общий оборот компании за 12 месяцев 2010 года составил 3,7 млрд рублей. Скромно. Особенно для второго, по сути, года коммерческой эксплуатации. Среднегодовая маржа — 10,3%. Что опять-таки негусто по сравнению с операторами «большой тройки» (около 40-45%)Многие проблемы проекта Yota — обратная сторона деятель-

ности на острие отраслевого прогресса. Так, до сих пор не налажена коммерческая эксплуатация международного роуминга. И это объективная проблема: сети мобильного WiMAX во всем мире работают на разных частотах, а сообщество LTE-операторов только формируется.

Компания пока стоит в стороне и от бурно растущего рынка дополнительных сервисов в сетях беспроводной связи (VAS, value-added services). Причем снова не по собственной вине. В сегменте дополнительных информационно-развлекательных услуг успеха не видно, поскольку нет LTE-смартфонов. И не только у «Скартела». На мировом рынке таких моделей пока — минимум. В итоге продукт, предлагаемый рынку, всего один — доступ в Сеть (даже оборудованием оператор формально не торгует: этим занимаются партнеры).

До сих пор трудно говорить и о полноценном предоставлении услуг широкополосного доступа в Интернет. Все дело в ограничениях, возникающих на стыке базовых сетей операторов связи с сетями общего пользования, а также в пропускной способности магистральных каналов. В итоге все, что можно получить при использовании радиоинтерфейса применительно к мобильному WiMAX, — это скорость передачи данных, не превышающая 20-30 Мбит/с. Работать с современным сетевым контентом в таких условиях не слишком комфортно. А гарантировать доставку мультимедийного контента оператор может лишь с известной долей вероятности. Да и то применительно к самым простым сервисам, когда достаточно скоростей в 1-2 Мбит/с.

Не случайно «Скартелу» приходится поддерживать еще и весьма затратный отдел НИОКР, где не столько разрабатываются, сколько адаптируются к технологическим реалиям новые услуги. Следует учитывать и другие ограничения. В частности, компания пока не может не только конкурировать, но и договориться с другими российскими операторами (прежде всего игроками «большой тройки») о доставке своего сервиса в чужие сети с высокой скоростью доступа. Таким образом, все услуги Yota ограничиваются незначительным географическим покрытием собственной сети и весьма скромной абонентской базой. Не случайно за дополнительные сервисы (к примеру, «Yota.Музыка») денег с абонентов «Скартел» пока не просит.

Новый курс

К началу 2011 года «Скартел» подошел с двойственными показателями. 750 тысяч абонентов — неплохой результат для старта с нулевой позиции. Однако, по самым скромным прогнозам, WiMAX-устройств разных типов, к разработке и внедрению которых приложили руки в «Скартеле», на территории России было продано более 1,2 млн штук. Легко подсчитать, скольких клиентов оператор потерял с самого начала.

Разумеется, не следует сбрасывать со счетов позитивные итоги развития проекта Yota. Так, для регионов услуги безлимитного доступа за 900 рублей в месяц стали революционным предложением. Не случайно после выхода компании на рынки Уфы и Краснодара в этих городах наблюдался форменный «ценовой звездопад» — у операторов как мобильной, так и фиксированной связи. Сами игроки в этом никогда не признаются официально, но было ясно: испугались все. Судя по отзывам пользователей, операторы бросились улучшать качество обслуживания и устранять технологические проблемы, чтобы удержать абонентскую базу. Если бы этот благотворный процесс удалось поддержать активным строительством мощных сетей «Скартела» — рынок доступа в Сеть в стране изменился бы разительно. Однако и эти надежды пока не оправдались. Разве что абоненты Yota могли испытывать гордость за поставщика услуг: оператор не вводил внутрисетевой роуминг. В итоге пользователь из Москвы мог по тем же тарифам получать доступ в Сеть и в Сочи, и в Санкт-Петербурге.

И все-таки, как ни старайся, без «но» и «однако» не обойтись. Как мы отмечали выше, сегодня у оператора две сети. Одна из них генерирует денежный поток, другая — простаивает. А ведь речь идет о пяти крупных городах страны! У компании есть шанс использовать для развития сетей LTE часть мощностей инфраструктуры WiMAX. Но это тоже время и новые расходы. Да и с тарификацией услуг не все гладко. Сегодня сети Yota часто оказываются перегруженными: сказывается активное, десятками гигабайтов, потребление трафика (в основном для закачки пиратского контента). И хотя в компании всегда уверяли, что не хотят ограничивать своих абонентов, сделать это все-таки пришлось. Причем ограничили почему-то именно тех клиентов, которые… не создавали особенной нагрузки на сеть. Все их «прегрешения» состояли в том, что они платили оператору нерегулярно.

С середины марта 2011 года «Скартел» отменил все лимитированные тарифы (когда можно было купить полноценный доступ на сутки-двое и т. п.) и в полтора раза повысил цены на месячный доступ. Стоило ли отвешивать лояльной аудитории такую оплеуху? Стоило ли так резко менять условия, не предприняв почти ничего, чтобы удержать лояльных абонентов? Да, оператор предложил скидки за длительное обслуживание: заплатив за полгода, можно было оставить стоимость месячного безлимитного обслуживания на прежнем уровне: 900 рублей вместо 1 400. Но попутно не появилось ни тарифов с минимальной скоростью доступа (как у операторов «большой тройки»), ни льготных цен на оборудование. Сервисный и бесплатный доступ на скорости 64 Кбит/с, который имеют все пользователи в течение двух месяцев после завершения последнего оплаченного периода? Это скорее не шаг, а полшага навстречу клиентам. В итоге абоненты, которые, по сути, финансировали этот стартап с самого начала его развития, не получили никаких преференций. По статистике клиентов, которые использовали поденную оплату доступа, а не месячный безлимитный вариант, у «Скартела» было 24%. Именно этих потребителей оператор рискует теперь недосчитаться.

Подобные изменения в тарифной политике Денис Свердлов объясняет просто. «Мы не хотим быть запасным Интернетом, — говорит он. — Мы хотим быть основным». И добавляет: «Те, у кого наша услуга работает плохо, перестали нам платить и быть нашими клиентами». Высока вероятность, что такого рода заявления могут только способствовать оттоку абонентов. Во всяком случае, качество сети с момента повышения цен лучше не стало.

Другое заметное событие в биографии компании — роль «базового строителя» LTE-сетей по всей стране, которую «Скартел» получил совсем недавно. Этот проект не решились проигнорировать ни участники «большой тройки», ни «Ростелеком».

В международной терминологии речь идет о реализации модели Network Sharing: компания, обладающая необходимыми ресурсами (в том числе административным), будет обеспечивать инфраструктуру мобильных сетей 4G для всех крупных операторов мобильной связи в России. По сути это государственный проект, призванный одновременно увеличить стоимость базового актива — именно «Скартела».

Изящество разыгранной комбинации в том, что отдать занятые ранее на строительство сетей деньги «Скартел» пока не может. Слишком уж невысок текущий денежный поток. Но и подталкивать компанию к банкротству тоже нет никакого резона. Ликвидность установленного оборудования невысока, если продавать его «с молотка». А вот абоненты и их деньги в таком случае могут достаться конкурентам. Вот почему был выбран третий вариант: привлечь дополнительное финансирование в размере около 2 млрд долларов от госбанков (есть вероятность, что в роли «донора» выступит Сбербанк), выстроить LTE-сеть всероссийского масштаба и, наконец, продать подорожавшие акции «Скартела» операторам «большой тройки». Этого должно хватить не только для расчета по ранее взятым обязательствам, но и для получения солидной прибыли.

— Не зря председатель правительства Путин, присутствовавший при подписании соглашения, сказал о том, что правительство заинтересовано в этом проекте и будет его поддерживать, — комментирует собеседник «Бизнес-журнала», руководитель «дочки» одного из крупных российских телекомов. — Как бы налоговые льготы не свалились на участников процесса. Ведь такие публичные заявления, по сути, первого политика в стране действуют магически.

Похоже, «Скартелу» (не столько, впрочем, силами менеджмента, сколько благодаря политическому весу акционеров) удалось решить текущие проблемы. Однако это не повод для того, чтобы перестать обращать внимание на просчеты, совершенные в процессе запуска этого, без сомнения, интересного проекта. Мало того, о просчетах этих следует говорить открыто и всерьез. Хотя бы для того, чтобы авторы и инициаторы других масштабных высокотехнологических проектов, запускаемых в России, не наступали на те же грабли. Это в общих интересах.
По материалам журнала «Бизнес журнал»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: