Обсуждение статьи про кризис из журнала «Коммерсантъ: Власть»

К кризису мировая экономика шла постепенно, но неуклонно. Уже в начале 2008 года стало ясно, что американский фондовый рынок, который в 2007 году пережил небывалый расцвет (индекс Dow Jones преодолел отметку 14 тыс. пунктов), больше не интересует инвесторов.

Разочаровавшись в американском фондовом рынке, они разочаровались и во всех остальных. Это разочарование привело к быстрому росту мировых цен на золото, что уже создавало полное ощущение общемирового кризиса. За тройскую унцию золота к концу января давали уже значительно больше $900. Затем был преодолен невероятный барьер $1000 за унцию. Лидеры всех индустриальных держав начали наперебой рассуждать о грядущем всемирном финансовом и топливном кризисе, усугубленном кризисом продовольственным, тем самым явно пытаясь снять с себя ответственность за дальнейшее развитие событий (мол, мы вас предупреждали). В начале февраля 2008 года, собравшись в Токио, министры финансов стран G7 объявили, что будут обсуждать тяжелое положение в мировой экономике, связанное с кредитным кризисом, порожденным большими потерями американских банков, которые действовали на рынке ипотечного кредитования, а также с крайней нестабильностью мировых фондовых рынков. Европейцы заявили, что не собираются идти на большие жертвы для преодоления последствий американского кредитного кризиса. Они не поддержали американские предложения выступить с совместной массированной поддержкой кредитных рынков, чтобы этим стимулировать фондовые рынки и в конечном счете производство.

Подобные рассуждения порождали у финансистов и промышленников мрачные настроения: в таких условиях нельзя надеяться на хороший потребительский спрос и расширять производство — нужно спасать деньги. Не последнюю роль играли и календарные соображения: мир приближался к 80-летию кризиса 1929 года.

И вот в сентябре 2008 года новый мировой кризис стал непреложным фактом: 15 сентября объявил о банкротстве американский инвестиционный банк Lehman Brothers, располагавший активами в $639 млрд. После этого рухнуло все: и котировки акций, и мировые цены на нефть, и даже мировые цены на золото, так как инвесторам ничего не было нужно, кроме денег. По итогам 2008 года МВФ отметил следующее: «В течение года после начала кризиса американского ипотечного рынка в 2007 году мировая экономика гнулась, но не ломалась. Экономическая активность замедлилась в условиях ужесточения условий кредитования, и в итоге экономика индустриальных стран уже к середине года вошла в стадию небольшого экономического спада. Однако развивающиеся страны продолжали расти сравнительно быстрыми темпами по меркам предыдущих лет… Ситуация чрезвычайно ухудшилась после широкомасштабного финансового кризиса в сентябре 2008-го, последовавшего вслед за банкротством крупнейшего американского инвестиционного банка Lehman Brothers, спасением американским государством крупной американской страховой компании AIG и госвмешательством в деятельность других крупнейших финансовых институтов в США и Европе. Эти события вызвали панические настроения, любые финансовые операции стали считаться рискованными, банки столкнулись с необходимостью списания безнадежных долгов в огромных масштабах, под сомнение была поставлена платежеспособность наиболее известных в мире финансовых компаний… Результатом стало бегство капитала с финансового рынка и вложение денег в надежные государственные бумаги, доходность по которым в результате резко снизилась. Вложения денег в финансовые инструменты через инвестиционные фонды фактически прекратились… Банки чрезвычайно ужесточили условия предоставления кредитов, и курсы акций резко упали». К апрелю 2009 года, по подсчетам МВФ, кризис стоил миру $4,054 трлн. Из них обесценение американских финансовых активов составило $2,712 трлн, европейских — $1,193 трлн и японских — $0,149 трлн. Наибольшие потери из-за невозвратных кредитов понесла общемировая банковская система — $2,47 трлн, причем о двух третях этих потерь банки даже никому не сообщили.

 

Сразу после начала катастрофической фазы кризиса стартовала кампания взаимных обвинений.

 

Европейские правительства стали обвинять Америку: мол, Уолл-стрит доигралась, а проблемы теперь у нас. Политические противники находящихся у власти в европейских странах партий говорили о вине собственных правительств: мол, сами своей безответственной политикой довели дело до серьезных проблем, а сваливают на США. Американские конгрессмены обвинили в кризисе собственные финансовые круги, правда, потом им же стали помогать, выделив $700 млрд, чтобы избежать обвинений в бездействии. Чтобы не быть уличенным в расточительности, сенат США в середине декабря 2008 года отказал американскому автопрому в $14 млрд госпомощи, обвинив его в неспособности нормально развивать производство. Спекулянты на мировом валютном рынке стали говорить о неспособности американских властей помочь экономике страны и начали игру против доллара, в результате власти США были вынуждены оправдываться и обещать производителям помощь.

Правительственная помощь частному сектору стала поистине глобальным феноменом: она проводилась в самых разных формах вплоть до национализации. Когда в начале октября администрация Джорджа Буша все-таки добилась от конгресса разрешения истратить $700 млрд на покупку безнадежных долгов у американских банков, а также на покупку пакетов акций этих банков (под лозунгом «Это нужно не Уолл-стрит, это нужно рядовым американцам»), стало ясно, что европейцы тоже непременно что-нибудь национализируют. В начале октября лидеры 15 стран еврозоны, а также Великобритании решили осуществить массированные денежные вливания в финансовую систему на сумму более €1 трлн. Германия объявила, что выделяет на эти цели €500 млрд, Франция взяла на себя обязательство истратить €350 млрд, Испания — €100 млрд, Австрия — €85 млрд. Главной целью выделения средств называли гарантирование кредитов, выдаваемых банками друг другу сроком до пяти лет: если какой-нибудь банк не сможет вернуть кредит, за него это сделают власти. Таким образом, произошла, так сказать, национализация рынка межбанковского кредитования. Но было принято решение и о прямой покупке акций терпящих бедствие банков: если какой-нибудь европейский банк окажется неплатежеспособным, власти стран еврозоны будут обязаны его приобрести. В кампанию по национализации тут же включились страны, где евро не имеет хождения. Так, Норвегия заявила, что приобретает норвежский филиал терпящего бедствие исландского банка Kaupthing.

Также в начале октября 2008 года о самых решительных мерах по национализации объявила Великобритания. Британское правительство приобрело акции терпящих бедствие банков на £37 млрд — 60% акций Royal Bank of Scotland и 43,5% акций банка, который должен получиться в результате принудительного слияния банков HBOS и Lloyds TSB.

В ответ США предприняли новый шаг в области национализации. После того как руководители крупнейших американских банков были вызваны на специальное совещание в министерство финансов, глава ведомства Генри Полсон объявил, что принято решение о приобретении пакетов акций «большого числа» банков и других финансовых организаций на общую сумму $250 млрд (девять банков уже согласились на такую операцию).

И это в дополнение к тому, что США выдали госгарантии на $3,5 трлн, обращающихся на денежном рынке, и национализировали ипотечные компании, распоряжающиеся $5,3 трлн. В 2009 году новый президент США Барак Обама продолжил дело своего предшественника и в феврале добился принятия нового плана бюджетной помощи американской экономике — ей было выделено еще $787 млрд.

Предоставляя госпомощь терпящей крах мировой экономике, власти всех стран мира постарались как можно быстрее отчитаться об эффективности расходования этих средств. Особенно оригинальничать они не стали, и в сентябре 2009 года, к первой годовщине кризиса, все правительства, в том числе и российское, объявили, что в их странах спад производства закончился и начался умеренный подъем.

Сейчас, во вторую годовщину кризиса, стало выясняться, что все обстоит не так хорошо, как казалось в первую. Тратя государственные средства в невероятных масштабах, все власти не уставали твердить, что это делается вовсе не в интересах финансовых воротил, которые и довели мир до краха, а в интересах простых граждан, которые должны не терять работу, а, напротив, ее находить. Ничего подобного не произошло. В США в 2008 году безработными были 5,8% трудоспособного населения, в 2009 году — уже 9,3%, в июне 2010 года — 9,5%. Во Франции, соответственно, 7,8, 9,4, 10,0%. В Италии — 6,7, 7,8, 8,5%. В Великобритании — 5,6, 7,6, 7,8%. Россия здесь является, казалось бы, исключением, так как в 2008 году безработных было 7,3% населения, в 2009 году — 8,4%, в июне 2010 года — 6,8%. Однако следует учитывать, что в России подлинное количество узнать труднее, чем в других странах, так как подавляющее число российских безработных не регистрируется на бирже труда и не претендует на государственное пособие.

Упорное стремление американских предпринимателей не нанимать, а увольнять работников привело к тому, что власти США начали новую серию госстимулирования экономики. На прошлой неделе президент Обама выступил с предложением исключить из сумм, подлежащих налогу на доходы компаний, 100% инвестиций в основной капитал (это будет стоить бюджету $30 млрд в течение десяти лет), а также осуществить бюджетные вложения в инфраструктурные проекты.

В связи с двухлетней годовщиной кризиса вновь начались разговоры о второй его волне. В частности, неделю назад на конференции в итальянском Черноббио собравшиеся эксперты из различных стран пришли к выводу, что искусственные меры, принятые властями всего мира, уже исчерпали свой стимулирующий эффект, зато породили огромные бюджетные проблемы, которые даже непонятно, как решать. В частности, американский внутренний долг, который с 2001 года удвоился и достиг 66% ВВП, в результате роста бюджетных расходов может достичь 100% ВВП, и тогда США будут тратить больше денег на его обслуживание, чем на национальную оборону. В итоге, решили некоторые эксперты, мировой кризис может не только не прекратиться, но и, наоборот, усилиться. В частности, Нуриэль Рубини из Университета Нью-Йорка заявил, что в этом году США, Япония и европейские страны могут испытать еще более глубокий экономический спад, чем в прошлом. 

Ситуация сложилась действительно оригинальная. Принимая программы масштабной антикризисной помощи экономики, доходящей до национализации, власти западных стран приучили частный сектор к тому, что государство всегда поможет. Если эту помощь сократить, у предпринимателей возникнет ощущение, что их бросили на произвол судьбы,— ощущение, близкое к паническому. Если помощь не сокращать, а, напротив, расширять, чтобы все-таки добиться увеличения занятости, то углубится нынешний и без того серьезный европейский и американский долговой кризис. Между тем этот кризис уже дошел до того, что в Черноббио глава ЕЦБ Жан-Клод Трише вполне серьезно рассуждал о том, что Греция может выйти из зоны евро и это будет катастрофой для европейских и всех мировых финансов.

Так что в каком-то смысле вторая волна кризиса уже началась, и началась тогда, когда правительства и ЦБ всех стран мира взяли на себя все финансовые проблемы частного сектора, так сказать, провели национализацию кризиса.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector