Путешествия — Северная Ирландия.

Мартин Маккроссан тихо торжествует каждый раз, когда без опаски поворачивает за угол — на ту самую улицу его родного города Лондондерри, где в молодости ему выбили передние зубы только за то, что он осмелился встречаться с девушкой-протестанткой.

Всего в нескольких сотнях метров отсюда— католический квартал Богсайд. 30 января 1972 года британские десантники расстреляли там 14 демонстрантов, участников марша за гражданские права Северной Ирландии. То «кровавое воскресенье» стало началом самой острой фазы гражданской войны между протестантами и католиками. Войны, жертвами которой стали более 3500 человек.

Своими корнями североирландский конфликт уходит в XVI век. Тогда на северо-востоке острова Ирландия высадились переселенцы из Великобритании — английские и шотландские протестанты. Местные католики постепенно лишились своих прав; религиозные противоречия усугубились спорами протестантов и католиков о том, какой должна быть судьба Северной Ирландии. С того момента страна разделилась на преданных Англии «юнионистов» (протестанты) и «республиканцев» (католики), настаивающих на объединении с Ирландией.

Лишь в 1998 году, подписав накануне Пасхи мирное соглашение, враждующие стороны объявили о готовности разоружиться. Сегодня Северной Ирландией руководит совместное правительство, и 47-летний католик Маккроссан может ходить мимо домов своих прежних смертельных врагов и даже зарабатывать на этом, водя по городу экскурсии. «Кто бы мог подумать, что у нас на самом деле будет стабильность, — говорит он, обнажая в улыбке искусственные зубы. — Теперь к нам с каждым годом приезжает все больше и больше туристов».

Впрочем, мир в Северной Ирландии хрупок: в марте 2009 года бойцы сепаратистской Ирландской республиканской армии (ИРА) застрелили двух британских солдат. В Белфасте, столице Северной Ирландии, то и дело вспыхивают уличные драки между пробританскими протестантами и католическими республиканцами, страна живет в двух параллельных мирах — с отдельными больницами, врачами и школами для двух конфессий.

На городском кладбище Белфаста могилы католиков и протестантов отделены друг от друга каменной стеной. А рядом со средневековой городской стеной в Лондондерри, у которой Мартин Маккроссан начинает свои экскурсии, еще сохранился анклав «вечно вчерашних» протестантов: они и сегодня готовы к борьбе, о чем говорят британские флаги и воинственные надписи на стенах их домов.

И тем не менее: маленькая Северная Ирландия сегодня — один из самых интересных и неизведанных уголков Европы. На побережье Атлантики туристов ждут 500 километров безлюдных пляжей, обрамленных крутыми утесами, и живописные зеленые луга в узких горных долинах. В графстве Фермана следопыты исследуют разветвленные подземные пещеры с водопадами, сталактитами и сталагмитами. На границе графства и Республики Ирландии находится целая система озер, среди которых выделяется Лох-Эрн с поросшими камышом берегами и отреставрированной усадьбой на одном из крошечных островков.

В Северной Ирландии иностранному гостю то и дело приходится признаваться: «А я и не знал…» Например, вискокурня «Олд Буш-миллз Дистиллери» в прибрежном городке Бушмиллз. Лицензию на производство виски она получила более 400 лет назад — то есть раньше всех своих знаменитых шотландских конкурентов. Или местные поля для гольфа — например, «Ройал Каунти Даун» и «Ройал Портраш» — считаются одними из лучших в мире. Есть чем гордиться и Лондондерри: этот уютный городок (если, конечно, не считать его кровавое прошлое), которому полторы тысячи лет, окружен одной из самых хорошо сохранившихся средневековых стен в Европе.

Северная Ирландия — страна очаровательная и суровая, зеленая и серая, неброская и уютная. Только об этом мало кто знает. Всего лишь два миллиона туристов в год. приезжают в эти края — в соседней Шотландии принимают в три раза больше гостей. Однако именно туризм считается одной из немногих перспективных отраслей экономики Северной Ирландии.

Поэтому североирландское туристическое ведомство призвало на помощь Уол-ли Олинса, который считается британской «звездой маркетинга». Его лондонское агентство, среди прочего, продвигало бренды пивоваренной компании «Гиннес» и оператора мобильной связи «Орэнж», консультировало правительства Польши и мэрию Рио-де-Жанейро.

Десятки стран, городов и регионов стремятся улучшить свой имидж — от Франции и Германии до Бутана и Словении, которую постоянно путают со Словакией. Все они вдохновлены примером Великобритании, которой всего за несколько лет удалось избавиться от имиджа пропахшего нафталином королевства и превратиться в переживающую (тогда еще) финансовый бум «Стильную Британию».

Нечто подобное Олинс должен был сотворить с Северной Ирландией. Но поскольку лондонские консультанты знали об этом уголке Великобритании не больше среднего европейца — много стереотипов, мало правды, — они для начала устроили «разведку на местности».

Две недели лондонские маркетологи ездили по Северной Ирландии. Ночевали в простеньких пансионах, выпивали в пабах, осматривали все достопримечательности подряд и, как и положено нормальным туристам, фотографировали все увиденное.

Вернувшись в Лондон, маркетологи поняли: Северная Ирландия действительно может предложить туристам очень много интересного. Это была хорошая новость. Но была и плохая: Северная Ирландия на данный момент крайне слабо использует свой туристический потенциал.

Поэтому Олинс и его команда предложили Северной Ирландии исключительно прагматичный подход к продвижению своей страны. Вместо яркой рекламной кампании они посоветовали для начала сосредоточиться на улучшении самого «продукта». На своих презентациях в североирландском Совете по туризму лондонские маркетологи постоянно повторяли три ключевых понятия, которые, по их мнению, точнее всего описывают привлекательность Северной Ирландии для туристов: «оригинальность», «динамичность», «многообразие».

Казалось бы, пустые слова, слышные на каждом шагу. Но если вдуматься в них, эти три понятия довольно точно объясняют, в чем состоит притягательность Северной Ирландии.

Первое представление о невероятном многообразии страны получаешь, когда садишься рано утром в Белфасте в автомобиль и, следуя коричневым дорожным указателям, отправляешься на север по Козвэй коустл рут. Эта магистраль соединяет унылые окраины североирландской столицы с побережьем. Дорога петляет меж отвесных скал и береговых равнин графства Антрим, минует рыбацкие деревушки вроде Кашенда-ла — с утесами, усеянными чайками, с лодками возле белоснежных домов, крытых шифером, и бодрыми пенсионерами, которые машут клюшками для гольфа прямо у галечных пляжей. Когда Кашендал исчезает из зеркал заднего вида, шоссе сужается, а от крутых виражей, подъемов и спусков начинает закладывать уши. Узнать или Проверить штрафы в ГИБДД онлайн

Еще до полудня добираешься до песчаного пляжа у залива Уайтпарк-Бэй — всего за несколько часов ты успел увидеть горы и взморье, берег и скалы, большой город и деревенские пейзалш. А в нескольких километрах дальше по побережью тебя ждет следующее удивительное открытие— «Дорога гигантов».

Ее невозможно не заметить. Эта исполинская «дамба» еще в XIX веке привлекала столько туристов, что от городка Бушмиллз к «Дороге гигантов» тогда специально протянули л<елезнодорологую ветку. И сегодня это одно из немногих мест Северной Ирландии, где можно наблюдать столпотворение туристов. Отчаянно сигналя, они сражаются за места на парковке, запасаются сувенирами в магазинах и затем на автобусах отправляются вниз к «Дороге гигантов».

При виде этого грандиозного пейзажа забываешь об усталости после многочасового переезда. «Лестница», сложенная из десятков тысяч шестигранных базальтовых колонн, исчезает в море, а потом «выныривает» уже у шотландского острова Стаффа. Геологи считают, что этот причудливый ландшафт — результат извержения вулкана, после которого лава стекла в море и, остыв, растрескалась. Однако патриотичные североирландцы утверждают, что эту гигантскую лестницу построил мифический великан Финн Маккул, чтобы произвести впечатление на соперника с шотландской стороны.

«Дорога гигантов» — один из немногих уголков Северной Ирландии, которым жители страны заметно гордятся. «Во время гражданской войны у нас просто не было особого повода для уверенности в себе, — говорит Боб Айлз, который содержит пансион недалеко от залива Уайтпарк-Бэй. — Сегодня нам надо учиться делать привлекательными нашу страну и ее достопримечательности. А это не всегда дается легко».

Осмысление собственного величия— процесс и непростой, и долгий. Убедиться в этом можно в порту Белфаста. Здесь на берегу реки Лаган замерли в бездействии два 90-метровых подъемных крана судостроительной компании «Харланд энд Вольф».

За 140 лет своего существования эта некогда крупнейшая верфь мира спустила на воду около 3000 судов. Над их созданием трудились 6о конструкторов и 35 ооо рабочих.

Сегодня от верфи осталось только несколько заросших травой доков — и 130 сотрудников, которые реставрируют маленький пароход «Номадик», построенный компанией «Харланд энд Вольф» в 1911 году. В последнее время пароход использовался во Франции в качестве плавучего ресторана. Теперь его подновляют, чтобы привлечь туристов.

На территории верфи нет ни памятника, ни музея, ни даже мемориальной таблички, которые напоминали бы о роскошном корабле с килевым номером 401. Он сошел со здешних стапелей 31 мая 1911 года и спустя одиннадцать месяцев затонул, столкнувшись с айсбергом в Северной Атлантике. Это был «Титаник».

«Для нас «Титаник» — это глава истории, которую бы хотелось стереть из памяти,— говорит Билли Скотт, коренной житель Белфаста. — Нам всем было стыдно, что этот несчастный корабль построили у нас».

Горожане изменили свое отношение к пароходу лишь несколько лет назад. Тогда с помощью компьютерных моделей удалось доказать, что причиной гибели «Титаника» стали не ошибки в конструкции судна, а халатность членов британского экипажа. С тех пор в порту Белфаста можно купить футболки с надписями типа «Титаник: построен ирландцами — потоплен англичанином».

В апреле 2012 года в Белфасте должен открыться первый музей «Титаника» — как раз к столетней годовщине катастрофы. Музей станет украшением «Квартала Титаника» — ультрасовременного городского района с офисами, кинотеатрами и ресторанами. Новый квартал строился с расчетом на «ирландское экономическое чудо» — по своим размерам (900 ооо квадратных метров полезных площадей) он вдвое превосходит лондонский деловой квартал Кэнэри-Уорф. Однако надежды на процветание рухнули из-за мирового финансового кризиса.

Валовой национальный продукт Северной Ирландии в пять раз меньше шотландского; две трети товаров и услуг производятся в государственном секторе. Все это значит, что страна, стремящаяся на словах к автономии, напрямую зависит от дотаций из Лондона. Сегодня жители Белфаста задаются вопросом о том, кто будет платить за роскошные апартаменты в квартале, считающемся самым дорогим портовым девелоперским проектом во всей Европе (семь миллиардов фунтов). Как шутит журналист местной газеты: «Может, это наша судьба— гигантские проекты, которые потом идут ко дну?»

Любому вселившемуся в один из 7500 шикарных лофтов «Квартала Титаника» с верхних этажей домов открываются виды на Западный Белфаст и на кровавое прошлое Северной Ирландии. На городские районы, в которых окруженные колючей проволокой школы похожи на тюрьмы; в которых помятые полицейские машины будто только что вернулись с поля боя; в которых улицы протестантов и католиков разделены железной «Стеной мира» высотой от семи до 14 метров.

И поэтому большая часть североирландского бюджета на развитие туризма (6,5 миллиона фунтов) тратится не на плакаты и брошюры, а на простое строительство нормальной инфраструктуры.

Владельцев пансионов, у многих из которых не было сайта в интернете, учат он-лайн-маркетингу; в аэропорту Белфаста рабочие меняют поблекшие рекламные щиты 1980-х годов на новые, а таксистам раздали фильм, в котором местный комик с юмором объясняет, что они—первые граждане Северной Ирландии, с которыми сталкиваются туристы, и поэтому вполне могут немного порекламировать свою страну.

Насколько оправдают себя все эти траты, станет известно только лет через пять. К тому времени лондонские маркетологи и Совет по туризму рассчитывают вдвое увеличить число туристов, приезжающих в Северную Ирландию. Они пытаются привлечь как можно больше таксистов, владельцев отелей, пансионов и ресторанов маркетинговой кампанией под девизом «Мы постоянно развиваемся».

Подтекст этого лозунга: Северная Ирландия несовершенна. Маленькая страна, изнуренная гражданской войной, всего десять лет назад была на грани саморазрушения. И только сейчас она начинает открывать миру себя и свою красоту.

В Северной Ирландии прекрасно понимают, что, если кто-то из непримиримых экстремистов взорвет хотя бы одну бомбу, все усилия по привлечению туристов пойдут прахом.

«Но, несмотря ни на что, мы пытаемся», — гласит это послание. Стать «несмотря ни на что» свидетелем пробуждения этого края — уникальная возможность.

По материалам журнала «ГЕО»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: