«Утечка мозгов» из России в Китай.

Китай может предложить ученому деньги, бесплатную квартиру, академическую свободу. В обмен на эти блага приходится согласиться на жесткую дисциплину и тотальный контроль за личной жизнью в духе Оруэлла.

Впервые 31-летняя нейрофизиолог Наталья Федорова из Санкт-Петербурга съездила в Китай на год еще в 2001-м, едва окончив университет, — изучать китайский. «Меня удивило, что в университете не принято спрашивать преподавателя ни о чем. Если ты не понял —сиди и молчи, не спрашивай. А я не могу так», — жалуется она. Однако через три года, после защиты диссертации по ритмам мозга в Санкт-Петербурге, Наталья вернулась в Китай — теперь уже как ученый. «На сайте университета Фудань в Шанхае — это один из самых крупных и известных китайских вузов — я нашла лабораторию, где занимались моей темой, электрофизиологией мозга. Написала руководителю группы — и мне прислали приглашение на работу. На два года».

В отличие от Натальи для 32-летнего кандидата наук из Киева Николая Кравченко, физика-электронщика по первому образованию и биолога по второму, Китай был просто одним из мест, где можно заниматься привычным делом. «Сейчас я работаю в Германии, и для меня большой разницы нет», — говорит он. Свои первые иероглифы он выучил только после того, как научный руководитель предложил ему съездить на три месяца в исследовательский институт при клинике города Вэнь-чжоу в шести часах езды на юг от Шанхая. «Им понадобилось научить студентов регистрировать электрические сигналы отдельных клеток — вот они и попросили прислать кого-нибудь, кто в этом разбирается.

Можно сказать, поехал обмениваться опытом: сам я собирался освоить кое-какие методы молекулярной биологии».

Зачем ехать в Шанхай или в Вэньчжоу, если вы родились в СССР и защитили диссертацию на родине? Прежде всего, быть ученым-естественником в Китае престижно. Наталья вспоминает: «Когда я только приехала, на одно место в магистратуре биологического факультета претендовали восемь человек. Конкурс, наверное, с тех пор только вырос». Это неудивительно: Наталья говорит, что в университете обычно зарабатывают в пять раз больше средней зарплаты в Шанхае.

Молодому ученому университет сразу дает бесплатную квартиру. «Через десять лет он становится ее собственником», — уточняет Наталья. Ее трехкомнатная квартира располагалась в доме, который целиком принадлежал университету. Кампус университета Фудань — это вообще город в городе. «Тут есть все: дома преподавателей и сотрудников, студенческие общежития, магазины, библиотеки, спортивные залы. Можно никуда не выбираться годами», — объясняет Наталья. Часто студенты и аспиранты так и поступают: «Многие за два-три года в Шанхае ни разу не выходили на набережную к океану».

В Китае ученому куда проще, чем в советском НИИ, заниматься своей работой, не отвлекаясь на возню с бумагами. «В России самый простой рН-метр за четыре тысячи рублей было невероятно сложно выпросить у института, — возмущается Наталья. — Легче купить его за свой счет, чем подписывать ворох бумаг у разных начальников, потом ехать за деньгами, потом за самим прибором. А теперь, если мне нужен любой прибор или реактив из Америки или Европы, я звоню, и его тут же привозят. И неважно, сколько он стоит. При мне студенты заказывали себе аппарат за 200 тысяч долларов — и это не вызвало вопросов».

В провинциальном Вэньчжоу к закупкам подходили строже, но ненамного. Николай вспоминает: «Единственное, о чем просили—по возможности заказывать местное: не в США, а в Китае, Сингапуре, Гонконге или на Тайване, откуда быстро все пришлют и где проще расплатиться китайскими деньгами. Обычно было так. Иду к коллеге-китайцу, которого ко мне приставили, с распечаткой из интернета в руках: нужна вот эта стекляшка. «Хорошо, где ее можно достать?» — «В Америке». Нет, говорит, в Америке лучше не надо. Здесь ее можешь найти? Давай, говорю, вместе искать — ты знаешь китайский, а я — что мне нужно. Не находим. Тут приходит на помощь профессор: раз надо, значит надо. Заказали, и меньше чем за неделю все пришло».

При этом в самой научной работе у ученого тоже куда больше свободы. Наталья описывает это так: «В Китае тему выбираешь сам и занимаешься только ею. Профессор в лабораторию не заглядывает, совета спросить не у кого. В России проще — там профессор доверяет часть своей работы аспирантам, те — студентам, и сама собой складывается иерархия, в которой все друг другу помогают». Правда, добавляет Наталья, когда в Китае пишут научную статью, имя руководителя лаборатории стоит первым в списке авторов — таковы правила.

За академическую свободу расплачиваются личной. В Китае царят тотальный контроль и жесткая дисциплина — причем даже послабления, про которые рассказывает Николай, выглядят издевательскими: «Я был ценным иностранцем и пользовался массой поблажек. Работа начиналась в восемь, но мне сказали — можешь приходить хоть в девять». В качестве компенсации полагался тихий час посреди рабочего дня: «Официально отводился час на сон после обеда. Все спят, положив голову на стол, и никто этого не стесняется».

Что ждет недисциплинированных, ясно со слов Натальи: «Кто-то опоздал, плохо отозвался о профессоре, просто высказал свое мнение — обо всем тут же доложат начальству. И преподаватели, и студенты постоянно пишут доносы друг на друга».

Еще в начале 2000-х всех студентов университета Фудань — и шанхайцев, и приезжих — заставляли жить в общежитии. Тут контроль был максимально жестким: «Мальчики не имели права ходить к девочкам в гости, а девочки — к мальчикам: общежития были раздельными. А на ночь их закрывали». Причем, уточняет Наталья, контроль за личной жизнью не прекращается даже с окончанием университета: «Мужчине с высшим образованием сложнее получить у Министерства гражданской администрации разрешение на брак с женщиной, у которой высшего образования нет».

Ученых Китай считает ценным ресурсом и не доверяет им распоряжаться собой, как заблагорассудится. Все как у Конфуция: «человеколюбие» — это предоставить ученому все блага, «правила ритуала» — подчинить каждый его шаг жестким правилам. И, похоже, со времен изобретения пороха и шелка эти принципы работают без сбоев.

По материалам журнала «ГЕО»

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector