Латинские крылатые выражения и высказывания – 16

Индекс материала
Латинские крылатые выражения и высказывания – 16
Страница 2
Все страницы

Amicus himani generis Друг рода человеческого.

Выражение, по-видимому, восходит к характеристик даваемой Светонием императору Титу, см. Amor ас deliciae humani generis.

Ghinagh Kevin, Dictionary of foreign Phrases and Abbreviations.

Полный список латинских выражений, фраз, цитат (несколько тысяч в алфавитном порядке)

Amicus incommodus ab inimico non differt Неловкий друг не отличается от врага (Ср. русск Услужливый дурак опаснее врага).

Латинская пословица.

В политике ради известной цели можно заключать союз даже с самим чертом, — нужно только быть уверенным, что ты проведешь черта, а не черт тебя. Что касается господина, взявшегося опровергнуть меня на основании авторитетного источника. то я позволю себе напомнить ему старую пословицу amicus incommodus ab inimico поп differt. К. Маркс, Кошут, Мадзини и Луи-Наполеон (Соч. т. 8, с. 410).

Amicus Plato, sed magis arnica Veritas Платон мне друг, но истина еще больший друг.

Выражение восходит к Платону и Аристотелю.

Платон, «Федон» (диалог о бессмертии души) ,91с. (говорит Сократ): Если вы меня послушаетесь, то меньше будете думать о Сократе, а больше об истине.

Аристбтель, критикуя в «Никомаховой этике» учение об идеях, говорит, что это для него тягостная обязанность, так как это учение создано его друзьями. «И все же, — добавляет он, — ради соблюдения истины мы должны отклонить и то, что близко нашему сердцу: нам дорого то и другое, но наш долг — отдать предпочтение истине» (I, 4, 1096 и 14).

 

Так как под друзьями здесь подразумевается Платон, то отсюда и возникла поговорка в ее приведенной выше латинской форме.

Комментатор Аристотеля Аммоний («Жизнь Аристотеля») приводит это изречение Платона в форме- Сократ мие друг, но самый близкий друг — истина.

Имена для нас ничего не значат, и чем громче имя, тем строже наш суд. потому что ложные произведения часто ходят за истинные благодаря очарованию имени, под которым они выпускаются. От этого большой вред для эстетического образования общества. Многие, увлекаясь фразами, привыкают почитать их за поэзию и де чаются неспособными понимать истинную поэзию. Следовательно, тут вред истине, а когда дело идет о истине в отношении к искусству — для нас нет никаких имен: amicus Plato, sed magis arnica Veritas/ В. Г. Белинский, Рецензии, апрель — сентябрь, 1838 г. (ПСС, т. 2, с. 448). Мне было бы очень тяжело, ежели б не та песнь ангела, о которой ты читал в «I Maestri». A propos. нравится ли тебе эта статейка? Может, кой-что не понравилось, amicus Platonis. sed magis amicus veritatis*… тут, брат, все истина: итак, прошу прив чзываться не ко мне, а к самой истине, не я виноват такова она или нет. А И Герцен—Н. X. Кетчеру, 10 IX 1837 (СС, т. 21, с. 205). Мой милый, напрасно ты трудился, хотя я благодарен тебе за твои честные, благородные усилия просветить меня. Извини — мне стыдно так сказать о человеке который показа i мне истинную дружбу, но amicus Plato, amicus Socrates, sed magis arnica Veritas — ты решительно похож на свинку, которая доказывала бы человеку, что напрасно он ест апельсины, что желуди гораздо пчше ей нравятся. Н. Г. Чернышевский, Дневник моих отношений с той, которая теперь составляет мое счастье (СС, т. I, с. 490—91). Плеханов вникал во все подробности, спрашивал и спрашивал, словно желая проверить самого себя, но больше всего это имело характер экзамена старого товарища старому же товарищу: стоял ли этот товарищ на высоте задачи, что исповедует, а какой тактики держится он. Amicus Plato, sed magis arnica Veritas (друг Платон, но выше дружбы истина), — говорили его холодные шза. О. В. А п те к м а н, Георгий Валентинович Плеханов. Из личных воспоминаний (JT., 1924, с. 59). Коши основа i свой собственный математический журнал, в котором и помещает только свои работы. Гаусс про наиболее торопливые из них выразился так: «Коши страдает математическим поносом»; неизвестно, не говорил ш Коши в отместку, что Гаусс страдает математическим запором? Amicus Plato, sed magis arnica Veritas. A. H. Крылов, В комиссии A. H. Баха (Мои воспоминания. М., 1963, с. 324). Граждане судьи, если вы помните, древние греки** говорили: «Амикус П tamo, сед магис амика веритас». Тем самым они хотели сказать буквально следующее: «Платон мне друг, но истина дороже». Подсудимый Осипов мне даже не друг. И потому истина в этом де te дороже для меня вдвойне. Э. Пархомовский, Жертва печатного слова (Известия, 5.V 1963, № 106, с. 6).

Fethus — sed magis arnica Veritas». Я выправил ваши стихи, любезнейший друг — и отдам их сегодня Дружинину — но пускай меня «на площади трехвостником дерут» — не могу признать хорошими стихов вроде

Иль тот, кто зародясь, пленять богинь собою

Из недра Мирры шел, одетого корою. И. С Ту рге-нев-А. А. Фету, 27 X11 1858 (ПСС и писем. Письма, т. 3, с. 254).

А. И. Герцен, Письмо к М. К. Рейхель (ПСС и писем, Пг., 1919, т. 8, с. 396); В. Г. Белинский, Русская литература в 1840 году (ПСС, т. 1, с. 726); М. П. Погодин, Речь при открытии археологического съезда в Москве (Соч., т. 3, с. 496), Он же, Нечто о методах исторических исследований (М , 1858, с. 12); А. Н. Серов, Моцартов «Дон-Жуан» и его панегиристы (Избр. статьи, т. 2, с. 275), М Е. Салтыков-Щедрин, Сатиры в прозе (СС, т. 3, с. 194—95), А И. Эртель, Карьера Струкова (Волхонская барышня. Смена. Карьера Струкова. М., 1959, с. 641); Р В Иванов-Разумник, Герцен и Михайловский (Герцен. Пг., 1920, с. 55 — 56); Г. В. Плеханов, О Белинском (Избр. филос. произв., т. 4, с. 576); Он же, Речь по отчету думской фракции (Соч., т. 15, с. 383); М. А. Антонович, Воспоминания (М.-Л., 1933, с. 48); Сервантес, Дон Кихот (СС, ^т. 2, с. 421); Оноре Бальзак, Загородный бал (СС, т. 1, с. 101 — 102), Лоренс Стерн, Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена (М — Л , 1949, с. 66); Лион Фейхтвангер, Лисы в винограднике (М., 1959, с. 273).

Amicus Socrates, sed magis arnica Veritas Сократ мне друг, но истина еще большой друг.

См. Amicus Plato, sed magis arnica Veritas.

Amor dei intellectualis Познавательная любовь к богу.

Одно из понятий философской системы Бенедикта Спинозы.

Эта мысль [что «цель жизни и высшее верховное благо есть постижение бога»] в другой форме и по существу с другим содержание и стала завершающим аккордом в его рационалистической системе, принявшей вид amor dei intellectualis. J1. И. Аксель род, Спиноза и материализм. В защиту диалектического материализма (М.—Л., 1928, с. 28). Г. Бердяев, танцуя с легкостью балерины по всем областям человеческой мысли, соединяет марксову теорию с платоновским «необузданным идеализмом» (выражение Д. И. Писарева), с христианско-мистической частью (amor dei intellectualis — познавательная любовь к богу) в учении Спинозы… Она же, Ответ философским противникам исторического материализма (Философские очерки. М., 1925, с. 123).

По материалам “Словарь Латинских крылатых слов” Я.М.Боровский 3-е издание Москва “русский язык” 1988г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *